Исаакиевский собор

Posted On By

Исаакиевский собор по праву является одним из самых красивых соборов Санкт-Петербурга. Каждый турист и житель Северной столицы обязательно должен увидеть собор, построенный в честь любимого святого императора Петра I, Исаакия Далматского.

Исаакиевский собор: история

Исаакиевский собор расположен на одноимённой площади и является крупнейшим православным храмом города Санкт-Петербурга.  С 1928-го он признан государственным музеем-храмом и историческим объектом, и принадлежит государству, а не Русской Православной Церкви.

За время своего существования Исаакиевский отстраивался четыре раза и в первоначальном виде носил название Исаакиевской церкви. Её заложение состоялось в 1710-ом в день Святого Исаакия Далматского, отсюда название. Вскоре в ней провели первую службу. Интересно, что Исаакиевская церковь была построена из простого чертёжного амбара, находившегося на Адмиралтейском углу. Амбар перестроили из-за желания Петра Великого найти подходящее помещение для проведения богослужений. Конструкция была простая, за исключением шпиля с колокольней. Для постройки этого элемента пригласили архитектора из Голландии Хармана ван Блоса.

Город быстро развивался, стало понятно, что скромная церквушка не может вместить всех прихожан. Император принял решение разобрать её и построить новую. Побольше, дерево заменить камнем, выбрать место поудобнее. Вторая Исаакиевская церковь была возведена в опасной близости к водам Невы, в двадцати метрах от берега. Сейчас там стоит памятник Петру I, зовущийся горожанами “Медным Всадником”. Фундамент торжественно заложил лично Пётр I в 1717-ом. Время выбрали подходящее, её прошлый вариант едва на куски не разваливался.

Второй вариант дома Божия был задуман и построен в стиле “петровского барокко”, архитектором стал немецкий скульптор Георг Маттернови. К сожалению, в 1719-ом скульптор скончался, а у церкви были исполнены только фундаменты. После смерти Маттернови церковью занимались несколько человек. Сначала руководство строительством принял Николай Гребель. Он возвёл церковные своды, но его архитектурные решения были крайне неудачны — своды быстро треснули. Руководителем проекта стал Гаэтано Киавери, позже он завершал отделку. На последних этапах стройкой руководил каменщик Яков Неупокоев.

Исаакиевская церковь имела три нефа и стала первой русской церковью, построенной в форме латинского креста.  Её окна были отлиты из ямбургского стекла, штукатурные фасады не имели декора, а стены боковых фасадов симметрично разделялись двумя архитектурными “лопатками”, располагавшимися между арочными сводами. Внешне она была поразительно похожа на Петропавловский собор, а её шпиль почти ровнялся Адмиралтейскому шпилю в высоту.

Дальше дела церкви и строителей пошли будто сглазили. То ли святой не испытывал восторга от новой постройки, то ли правда проклятие наложили, но все сложности во время строительства оказались лишь цветочками. Церковь постигла целая череда несчастий. В июне 1733-го колокольня сгорела после удара молнии. Колокольню восстановили быстро и без дополнительных сложностей, а в мае 1735-го случился пожар, спровоцированный ещё более сильным ударом молнии. После пожара восстановить её уже не удалось. Вскоре обнаружилось, что место, где стоит церковь недостаточно укреплено и воды Невы размывают фундамент.

Когда стало понятно, что место для дома Божьего выбрали неудачно, а пожар уничтожил его практически до основания, отстраивать заново не стали, а решили просто сделать новый и поручили его чертёж Савве Чевакинскому. Задумка Чевакинского не была воплощена в жизнь, но идею переноса церкви подальше от воды одобрили. В одном из его планов было указано нынешнее местонахождение храма-музея. Екатерине Второй понравилась идея воссоздания колокольни, но исключительно в старом виде. Исаакиевский собор в представлении Чевакинского имел совсем не тот вид, какой был предпочтителен. Савве отказали в возведении нового храма по его чертежам, хоть и согласились, что места строительства выбраны с толком. Чевакинский обиделся и ушёл в отставку.

Третий вариант храма торжественно заложили в августе 1768-го и на этот раз его конструкция задумывалась много более сложной, чем у его предшественников. Строительство было поручено итальянцу Антонио Ренальди, который без сомнения великолепно справился с той частью строительства, которую имел возможность выполнить. В его чертежах у постройки появилось пять куполов, и одна высокая колокольня, а стены были отделаны мрамором, что придавало храму сходство с прекрасным дворцом. Но каким гением не зарекомендовал себя Ренальди, закончить дело под его руководством не вышло. Екатерина Вторая умерла и Ренальди был вынужден уехать за границу, стройка остановилась на уровне карниза.

На престол взошёл Павел I и дал Винченцо Бренне срочное поручение разобраться с самым грандиозным недостроем города. Изначально Бренне планировал не отклоняться от проекта Ренальди, но стоило ему дойти до основания куполов, как оказалось, что средств на постройку не хватает. Тогда он уменьшил верхнюю часть, исказив пропорции, отказался от постройки четырёх декоративных куполов, оставив только главный, и одного яруса колокольни. Конечный результат выглядел откровенно уродливо. В нём сочетались дорогой мрамор с кирпичной кладкой, роскошь с бедностью. Вместо задуманного первым проектировщиком дворца, вышло нечто несуразное и убогое. Нет ничего удивительного в том, что здание вызывало у современников лишь насмешки и желание сочинять о нём саркастические эпиграммы, а сразу после его постройки пошли разговоры о том, что его надо переделать начиная с самого основания.

В 1809 году Александр I наконец объявил конкурс на перестройку, но ничего из этой затеи не вышло, и все кандидаты были отвергнуты правителем. Дело в том, что каждый из них предлагал постройку совершенно уникального здания с нуля, а заданием было перестроить то, что уже было возведено. То же самое повторилось и в 1813-ом.

Но Император попыток восстановить многострадальную церковь не бросил, и в 1816-ом поручил председателю “комитета по делам строений и гидравлических работ”, Августину Бетанкуру, заняться подготовкой полной перестройки Исаакиевского собора. Тот порекомендовал отдать проект французу Огюсту Монферрану, как раз недавно прибывшему в Россию.

Предложение было принято и Монферран в качестве тестового задания сделал двадцать четыре зарисовки разных стилей архитектуры, которые были представлены Императору. Тому рисунки очень понравились и Монферрана назначили “императорским архитектором”. Подготовка перестройки с этого момента легла на него. Единственным условием было сохранить алтарную часть в том виде, в котором она была исполнена на тот момент.

Монферран не растерялся и за основу взял идею Ренальди, благодаря чему перестройке под его руководством подверглись только верхняя часть, которую изуродовал Бренне, и западная стена, построенная Ренальди. Венчать это роскошное строение должен был один большой купол, окружённый четырьмя дополнительными. Но общая картина всё ещё была крайне непропорциональна, так как высоту свода решили оставить без изменений. Это обстоятельство также сильно усложнило строительные работы. Так как Монферрану был отдан приказ сохранить часть здания, отстроенную Ренальди, он расширил его только с восточной и западной сторон. В итоге здание вышло прямоугольным.

Строительства возглавляла специально созданная комиссия, на которой лежала вся ответственность по хозяйственным вопросам и руководство стройкой. В то же время разрешение технических вопросов и руководство действиями Монферрана лежало на плечах господина Бетанкура. В июне 1819-го новый храм Божий был торжественно заложен и началось строительство.

В 1820-ом работа Монферрана подвергся жёсткой критике со стороны архитектора и члена “комитета по делам строений и гидравлических работ” Антона Модюи. Он сделал несколько чертежей, чтобы наглядно показать, в чём состоят ошибки Монферрана, и подал ходатайство, чтобы все работы, кроме каменотёсных и тех, что были связаны с разборкой некоторых частей здания, были в скорейшем времени прекращены. Это ходатайство имело большой резонанс у общественности, и Академия художеств даже создала специальную комиссию для подтверждения слов Модюи. Основные его претензии были направлены на фундамент, который был, по его мнению, непрочным, и под которым грунт мог осесть неравномерно, а также на купола. На взгляд Модюи, они были спроектированы неверно и могли обрушиться.

Комиссия сделала вывод, что Модюи прав: если опираться на чертежи Монферрана, снова придётся всё перестраивать. Когда Александр I узнал об этом, он поручил комиссии исправить все ошибки в проекте, но сохранить общий стиль задумок Ренальди и Монферрана. Монферран мог участвовать в конкурсе на проектировку внутреннего убранства, но проект заглох, так как ни комиссия, ни Александр I не смогли принять никаких решений.

Застой в работе продолжался четыре года, до декабря 1824 года. Император объявил повторный конкурс, дав архитекторам и художникам некоторые поблажки в плане проектирования. Художникам позволялось изменить удлинённый план, представленный ранее Монферраном. Что касается самого Огюста, то молодой человек не сдался и, загоревшись желанием закончить то, что начал, переработал и улучшил свой первоначальный план настолько, что его чертежи признали лучшими.

На этот раз в проекте учли все ошибки, совершенно по-другому спроектировали главный купол и пилоны, придали конструкции квадратную форму, а главное — перед всеми действиями составлялся чёткий план. Были спроектированы симметричные портики, благодаря которым объединялись два фасада: западный, считающийся основным в церковных канонах, и северный, смотрящий на Неву и Медного всадника. Примечательно, что фасад, считающийся главным с художественной точки зрения, обращён к тому месту, где когда-то стояла сгоревшая Исаакиевская церковь. Именно тогда и появился современный Исаакиевский собор. Определить точную сумму, в которую обошлось государству его строительство не представляется возможным даже в наши дни. Сметы, составленные во время строительных работ в нём, носят временный или примерный характер.

Что посмотреть в соборе

На главную достопримечательность Исаакиевского собора можно взглянуть не в нём, а из него. Исаакиевский собор является одним из самых крупных купольных сооружений в мире, а его колоннада остаётся местом, которое рекомендуют посетить всем жителям и туристам Санкт-Петербурга. С её высоты открывается неописуемо прекрасный вид на город. В число её достоинств входят не только красота и высокое расположение самой колоннады, но и тот факт, что она не остеклена. Выходя туда, посетитель оказывается на открытом пространстве обзорной площадки.

Заслуживает внимание также и подъём на саму колоннаду. Так как конструкция музея не предусматривает лифтов или других подъёмных устройств, туда приходится подниматься пешком. К колоннаде ведёт узкая винтовая лестница, сделанная из камня.

Внутри можно посмотреть на многочисленные каменные породы, присутствующие в дизайне исторического объекта. Благодаря им жители города в шутку называют Исаакиевский собор музеем цветных камней. Там присутствуют такие камни, как жёлтый, зелёный и белый мрамор, яшма, а также порфира. И это только внутри. Снаружи стены облицованы самым редким мрамором, какой только можно найти.

Над росписью куполов и интерьером храма работали такие известные художники, как Карл Брюлов, Фёдор Бруни и Василий Шебуев. Кроме того, стоит насладиться огромным свободным пространством внутри древнего сооружения. Сегодня туда может поместиться двенадцать тысяч человек, но Монферран считал, что это число меньше и внутри будет место только для семи тысяч. Причиной тому послужил факт, что во времена Монферрана дамы носили пышные юбки, занимающие огромное пространство.

Часы работы Исаакиевского собора

Исаакиевский собор работает с 10:00 до 17:30 по Московскому времени и открыт в любой день недели.

Как добраться до собора

Исаакиевский собор расположен по адресу Исаакиевская площадь, 4. Удобнее всего доехать на метро до станции Адмиралтейская, а затем пешком пройтись Малой Морской улице. Чтобы выйти к собору потребуется меньше трёх минут.